Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

гейша

Как я была бессердечной кокеткой

Когда мне было четыре года, я была бессердечной кокеткой. Случай, который я хочу вам рассказать, сделал из меня кокетку сердечную. Не в том смысле, что у меня вдруг обнаружили редкое и почетное заболевание того самого красного мешочка с кровью, из-за которого обычно бывает столько неприятностей. Вовсе нет, но стервозность из меня выбили тогда начисто.
У нас была своя небольшая детская компания: три девочки - Оля, Маша и я, и один мальчик, Миша. Вместе играли, наши родители дружили, и все такое. В общем, гуляли обычно вместе. Как я потом с искренним удивлением узнала, сия небольшая компания напрочь погрязла в детских невзаимных привязанностях. Любовные многоугольники, практически, кто бы мог подумать, а? Маше нравился Миша, а Мише нравилась я. Оля разумно воздерживалась и не любила никого. Я, как уже было сказано, вообще была не в курсе. Я предпочитала развлекаться.
И вот однажды меня торжественно одели в какое-то очень красивое платье*, красиво причесали ( с бантами, а как же иначе! ) и повели гулять. Если вы когда-нибудь были маленькой девочкой, то, наверное, знаете, что когда вас одевают в очень красивое платье, это требует исполнения особого ритуала. Надо вести себя очень-очень прилично, выпрямить спину и изображать из себя ангелочка, чтобы у родителей был повод погордиться вами хотя бы полчаса. Во всяком случае, сразу же бросаться в лужу с криками "гип-гип-ура!" явно не стоит. Надо немного подождать. Это жертва, которую обязательно надо принести очень красивому платью, после чего, в общем-то, можно потихоньку начать развлекаться, но осторожно, чтобы очень красивое платье превратилось в нечто совершенно противоположное не сразу, а хотя бы постепенно.
В общем, шли мы к песочнице ( обратите внимание на мою выдержку! ) где остальная компания собралась уже довольно давно. Я вошла в роль и изображала ангелочка. Хотя, все-таки, мне кажется, это была магия самого платья, оно обязывает, оно заставляет чувствовать себя совершенно иначе, чем обычно. Нас увидели, и в песочнице возникло оживление среди детей, а вокруг песочницы - у родителей. Миша подбежал ко мне первый и с явным желанием поздороваться стал тянуть ко мне - о, ужас! испачканные в песке руки. В обычный день я бы не придала этому такого значения, но платье, как вы уже знаете, требует жертв. Его нельзя пачкать сразу, хоть разбейся! На что я и указала другу Мише. Поскольку была в образе, вышло это примерно так - я отстранилась, сделала красивый жест рукой и сказала довольно холодно:
- Отойди, ты испачкаешь мне платье!
С моей точки зрения, это было вполне заслуживающее одобрения поведение. Но мамочки вокруг почему-то вдруг разом громко ахнули, а моя так и вовсе отвесила челюсть и сказала обо мне что-то нехорошее, впрочем, вполне цензурное. После чего во мгновение ока мне досталось по тому месту, которое теперь иногда вызывает повышенный мужской интерес, а тогда было всего лишь местом для сидения и шлепков. Я, естественно, заревела и почувствовала себя несправедливо обиженной, потому что не могла понять, что же я такого сделала. Мне сказали что-то о том, что так делать нельзя ( "А что я сделала-то?!?" ) и отпустили таки играть. Уже без образа, без настроения и в некоторой задумчивости. А мамочки вокруг все не могли успокоиться и обсуждали произошедшее: "Нет, вы это видели?!"- говорили они. "Откуда она этого набралась?", "Да что ж такое?", и все в этом роде. Я не помню, звучало ли тогда слово "стерва", но мне тогда показалось, что у меня совершенно случайно получилось исполнить что-то из взрослого женского репертуара, к чему мамочки относятся особенно ревниво. Ну, вы же знаете, у них свои игрушки - помада там, бусики, и они очень обижаются, когда дети начинают в эти их игрушки играть. В тот день я была задумчива и друга Мишу избегала. На всякий случай. Впрочем, ему и самому было неловко, что со мной случилась такая неприятность, и он тоже впал к некоторые раздумья.
Когда мы ушли домой, я спросила маму: "Теперь ты наконец можешь мне сказать, что я сделала не так?" Разумеется, это было сформулировано несколько иначе, но узнать, в чем, наконец, дело, мне хотелось очень.
- Он тебя ждал! - сказала мама.- Он два часа тебя ждал с мечом и щитом наперевес.
- Фрр,- сказала я. - Кто ж знал.
- Нельзя так с людьми, понимаешь?!- сказала мама и очень убедительно посмотрела мне в глаза. - Нельзя.
- Но...но как же платье? - похлопала глазами я. - Ты же не велела его пачкать?
- Ни из-за какого платья так нельзя, понимаешь? Нельзя отталкивать человека только потому, что красиво одета.
Так я перестала быть бессердечной кокеткой. И чувствам других людей теперь придаю большое значение. Иногда незаслуженно большое.

* было ли так уж красиво очень красивое платье? Мне кажется, что это не так важно. Важно то, что я была в этом уверена.